СРСКТ

Назад к списку

Первые корабли Российского флота в Сиамском заливе

Клипер "Гайдамак"


Первые российско-сиамские контакты были установлены в феврале 1863 года. Два корабля Тихоокеанской эскадры Российского флота - винтовой клипер "Гайдамак" и корвет "Новик" - бросили якорь в устье реки Чаопрайя. Первое описание Бангкока по-русски было составлено командиром клипера "Гайдамак" А.Пещуровым: "Природные сиамцы - народ трудолюбивый, сильный и вместе с тем очень доброго нрава". 


Моряки были тепло приняты королем Монгкутом. В ходе аудиенции сиамский монарх выразил желание установления отношений с Россией, как торговых, так и политических. При отплытии русских кораблей король Монгкут вручил А.Пещурову послание с визитными карточками для передачи правительству России, которая на тот момент была единственной великой державой, с которой Сиам не имел официальных отношений. 

Второй визит российских кораблей в Сиам состоялся 22 февраля 1874 года. Король Чулалонгкорн принял командующего отрядом судов в Тихом океане контр-адмирала Ф.Я.Брюмера и подчеркнул свое желание вступить в дружеские отношения с Россией. 

Во время празднования 100-летия правления династии Чакри в апреле 1882 года четыре корабля Российского флота - крейсер "Азия", крейсер "Африка", клипера "Пластун" и "Вестник" Тихоокеанской эскадры - прибыли в устье Чаопрайи. 6-го апреля командующий эскадрой контр-адмирал А.Б.Асланбеков был принят королем Рамой V Чулалонгкорном и награжден вместе с группой офицеров памятными медалями, выбитыми по случаю юбилея династии Чакри. В ходе визита адмирал Асланбеков имел беседу с бывшим регентом Суриявонгсой, который озвучил желание заключить официальные дружественные отношения с Россией. 

И наконец, в марте 1891-го года произошло событие, которое можно по праву считать началом российско-сиамских официальных отношений - визит в Сиам будущего императора Российской Империи цесаревича Николая Александровича. Наследник российского престола прибыл вместе с греческим принцем Георгом и свитой на крейсере "Азов". Князь Ухтомский писал в своем дневнике:"Говорят, что Его Величество король Чулалонгкорн оповестил свой народ, что к нему едет Гость, которого следует считать за народного Гостя, встретить и почтить от всей души, приветствовать не только как Царственного путешественника, но и как Друга". 20 марта хозяева показывали гостям столицу. 

Цесаревич со свитой осмотрели Большой королевский дворец, дворец второго короля, переоборудованный в музей, посетили Золотую Гору и на следующий день отправились в загородную резиденцию короля Банг Па-ин. Цесаревич Николай Александрович в Сиаме. 

Из дневника князя Ухтомского: "Полдень близко. Воздух кажется раскаленным. Наследник Цесаревич в парадной лейб-гусарской форме выходит из фантастической "пироги" с 46 театрально наряженными гребцами на берег под небольшую арку, у которой Его Императорское Высочество встречает король Чулалонгкорн... Сорокалетний, среднего роста, стройный красавец-король... радостно приветствует Желанного Гостя и знакомит Августейших путешественников со своей многочисленной семьей". 

"Легендарное гостеприимство сиамского двора издавна нам было известно по книгам; но то, что приходится видеть и испытывать, превосходит всякие описания", - так описывает Ухтомский церемонию награждения Наследника высшим сиамским орденом "Маха Чакри". Позже последовала ответная любезность - 16 апреля 1891 года из Петербурга выехал специальный курьер, который вез с собой орден Св.Андрея Первозванного для награждения им короля Чулалонгкорна. 

Царевич Николай Александрович и его свита посетили представление театра лакхон, где увидели постановку по пьессе великого Сунтона Пу "Пхра Апхаймани", посмотрели охоту на слонов, гонки на лодках, осмотрели сокровищницу Большого королевского дворца. Цесаревичу преподнесли подарки: фотопортреты короля и королевы Сиама, пару огромных слоновьих бивней, сиамскую саблю в золотых ножнах, лаосскую саблю, малайский кинжал крис с клинком из метеоритного железа, канделябры в форме птиц, поддерживаемую тремя птицами вазу, сервиз на золоченом подносе... 24 марта гости покинули Сиам. "С Сиамом расстаешься, как с чем-то давно близким и дорогим", - писал в своем дневнике Ухтомский. 

В результате посещения Сиама русскими в России во второй половине XIX века были опубликованы описания Сиама, воспоминания о путешествии в эту страну, отчеты о переговорах с сиамскими руководителями. Адмиралы Ф.Я. Брюмер и А.Б. Асланбегов, капитан А.П. Плаксин и другие представили рапорты в Морское министерство России. Участники визита 1874 года офицеры А.Я. Максимов и Черкасс опубликовали подробные записки о Бангкоке. 

Морские офицеры оказались, таким образом, первыми «посетителями» далекого и во многом загадочного Сиама. Опубликованные ими описания знакомили российскую общественность с Сиамом и сиамцами; впечатления русских моряков стали первыми слагаемыми в создававшемся образе Сиама у образованной части российского общества. В воспоминаниях русских моряков отразился их интерес к малоизвестной тогда стране Таи. Вот на сиамской паровой яхте русские офицеры едут от устья Менама в Бангкок: «… еще несколько поворотов по извилистой реке – и глазам нашим представилась величественная картина: перед нами расстилалась во всей своей прелести столица Сиамского королевства, азиатская Венеция; зубчатые стены, белые башни придавали ей какой-то фантастический вид; сотни пагод простирали к небу свои золоченые шпицы, свои дивные купола, облитые фаянсом и сияющие хрусталем и затейливыми глазурными украшениями…». «Берега реки были сплошь покрыты тысячами плавучих домов, расположенных в ряд, оригинальные крыши которых как нарочно были выведены в одну линию; туземное население в своих ярких одеждах сновало по реке, на маленьких челноках, и еще больше разнообразило дивную картину...». «Все Бангкокские храмы расположены в одном месте и обнесены высокой каменной стеной... Это священное место имеет вид какого-то фантастического города, с массой вздымающихся к небу разноцветных куполов, шпицев и башен; при солнечных лучах картина по истине ослепительная! Самая грандиозная из пагод лежит почти на самом берегу реки Менам; ее окружает небольшой, зеленеющий лесок; она состоит из множества причудливых башенок, которые венчаются роскошным центральным шпицем в 300 футов вышины, поддерживаемым хоботами трех громадных белых слонов. При солнечных лучах храм этот представлял ослепительную массу: разноцветная эмаль, фаянс, украшенный множеством роскошных розеток, придает этой пагоде фантастический, дивный вид; кажется, что она собрана из разноцветных камней, блестящих на солнце всеми цветами радуги…» (Максимов А.Я. Вокруг света. Плавание корвета «Аскольд». С. 464-465). 

Мысль русского офицера для сравнения невольно обращалась к более известным в России ближневосточным сюжетам. А.Я. Максимов писал, что: «Казалось, видишь перед собой какой-то сказочный город из тысячи и одной ночи». И далее: «Общая архитектура королевского помещения была так причудлива, что невольно приходило в голову, что видишь перед собою здание, перенесенное сюда из сказочного мира». Особое восхищение у русского офицера вызвали Храм и Изваяние Изумрудного Будды. В воспоминаниях Максимова упомянуты статуи Будды, вылитые из чистого золота, двери, инкрустированные перламутром и серебром, «залитые» драгоценными камнями алтари, одежды, пояса, ставни окон и тому подобное. Лейтенант Черкасс писал о сиамском театре, об одежде придворных, обычаях сиамцев, о местной экзотике. Вот, например, адмирал и офицеры направляются на аудиенцию к королю, и их приветствует необычный для европейца почетный караул – десять огромных слонов, некоторые из них в боевом вооружении. 

Уже в наше время, в 1997 году, российский корабль швартовался в база военно-морских сил Таиланда Саттахип. Это была дизельная субмарина 636 проекта Тихоокеанского флота. Она прибыла на международную выставку, которая проходила на базе ВМС Таиланда. 

Начиная с 2005 года визиты кораблей Тихоокеанского флота в Саттахип стали регулярными. Здесь неоднократно бывали флагман ТОФ Гвардейский ракетный крейсер "Варяг" и большие противолодочные корабли "Адмирал Трибуц" и "Адмирал Пантелеев".