СРСКТ

Назад к списку

«Белый слон» дважды лишенный родины.

В статьях, посвящённых истории Российско-Сиамских отношений часто упоминается принц Чакрабон Пуванат, сын Рамы V Чулалонгкорна. Именно он, приехав в конце XIX века учиться в Россию, влюбился в юную красавицу Екатерину Десницкую. История их любви, тайное венчание, гнев родителей, лишение принца престолонаследия – все это описано не единожды. Изданы книги, сняты фильмы, поставлен балет. Но, был ещё и третий участник, и свидетель этих событий, которые полностью изменили его жизнь и судьбу. О нем пишут кратко, с большой долей вымысла и массой неточностей – соученик принца Чакрабона, его товарищ и компаньон сиамец Най-Пум. 


 Родился Най-Пум 23 января 1883г. Он был незнатного происхождения. Семья жила в районе одного из многочисленных каналов Бангкока. С ранних лет мальчик отличался острым умом и склонностью к обучению. Как, образно пишут, его тайские биографы - в своей семье он был как «белый слон». Успехи в учебе позволили юноше претендовать на королевскую стипендию Когда, в 1896 году принца Чакрабона, завершившего курс начального образования в Сиаме, отправили учиться в Великобританию, вместе с принцем поехал Най-Пум. Там помимо всего прочего они начали изучать русский язык. 

 Король решил, что именно Най-Пум будет сопровождать принца и в Россию, справедливо полагая, что в компании умного, старательного мальчика принц добьётся больших успехов в учёбе. 

 В мае 1898 г. принц Чакрабон и Най-Пум отправились в Россию. Прибывших в Санкт-Петербург гостей поселили в Зимнем дворце, в летние месяцы принц и его спутники проживали в Петергофе. Юноши были зачислены в Императорский пажеский корпус. Он был одним из старейших и лучших учебных заведений в России, где детей из родовитых фамилий готовили к службе в гвардии. Учебное заведение совмещало в себе гимназию и военное училище поэтому помимо фортификации и вольтижировки, сиамцы также посещали уроки музыки. У них даже сложилось трио: принц играл на балалайке, Пум — на скрипке, а учитель музыки — на гармонике. 

 Так же известно, что Най- Пум владел секретами восточных единоборств, которым в последствии обучал царскую охрану. Из воспоминаний генерала. Н. А. Епанчина «...Когда я принял Пажеский корпус, в нем воспитывался Сиамский принц Чакрабон, второй сын Короля, и два сиамца: Най-Пум и Малапа; принц и Най-Пум были в специальных классах, а Малапа - в общих, он был значительно моложе первых двух…. Сиамцы были помещены в Зимнем дворце, получали стол от Двора, придворный экипаж, прислугу и все прочие удобства; одним словом, они были обставлены по-царски…» 

 Успешно сдав экзамены, в мае 1899 г., Чакрабон отправился в Сиам. Най-Пум остался в России на попечении ротмистра А.Хрулева. Вернувшись в Россию, принц и его товарищ продолжают свои занятия в Пажеском корпусе, постоянно проживая в Зимнем дворце. Весной 1900 г., после сдачи экзаменов, Чакрабон и Най- Пум отправились на Всемирную выставку в Париж, а затем в Англию. В конце лета молодые люди вернулись в Петербург. 

 Будучи одними из лучших учеников Пажеского корпуса, Чакрабон и Най-Пум получили придворное звание камер-пажей. В их обязанности входило дежурство при императоре и дамах императорской фамилии, а также участие в разного рода придворных церемониях и празднествах. Чакрабон был назначен пажом вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны, а Най-Пум – императрицы Александры Фёдоровны. 

 По результатам выпускных экзаменов Най-Пум занял второе место, после принца Чарабона. По окончании курса специальных классов корпуса принц и Най-Пум в августе 1902 г. были произведены в корнеты Гусарского Его Величества полка. 

 Молодые люди вели вполне великосветский образ жизни, ничем не отличавшийся от жизни петербургской «золотой молодежи». Балы, танцы, маскарады, театральные премьеры. Они охотно принимали участие в веселой кутерьме богатых жителей столицы…

 В Петербурге на ул. Моховой д. 27-29 и по сей день стоит доходный дом страхового общества «Россия» - один самых красивых доходных домов в Петербурге. 

 Построенный по проекту Л.Н. Бенуа, роскошный дом тотчас оценили в высшем свете. Сразу по завершении строительства, в 1899 году, в квартиры в этом доме начали селиться зажиточные и известные петербуржцы. 

 В 1903г. туда въехали супруги Храповицкие. Муж – Владимир Семёнович Храповицкий (23 июня/6 июля 1858 г. , Санкт-Петербург – 1922г. Висбаден, Германия) представитель известного российского дворянского рода польского происхождения, полковник царской гвардии, последний предводитель дворянства Владимирской губернии в 1909-1917 гг., крупный лесопромышленник, построил первую паровую лесопилку, создатель уникального дворцово-паркового ансамбля в Муромцеве, представлявший собой в миниатюре Царскосельский дворцово-парковый ансамбль. Хозяйство было образцовым, там успешно практиковалась технология искусственного лесовосстановления. В доме был установлен телефон, построена собственная телеграфная станция, проведены электричество, водопровод и канализация. Роскошно были отделаны внутренние покои. Для обучения крестьянских детей Храповицкий построил и полностью содержал на свои средства начальные (четырёхклассные) школы в нескольких деревнях, две музыкальные школы, столярную мастерскую, оказывал нуждающимся материальную помощь для лечения и поступления в учебные заведения.

 Про его жену, Елизавету Ивановну, до недавнего времени, было очень мало информации. Благодаря совместно работе владимирских краеведов и работников Владимиро-Суздальского музея заповедника теперь с точностью можно утверждать следующее. Елизавета Ивановна Храповицкая (урожд. Чоглокова) родилась 24 марта 1857 года в г. Неаполе, Италия. При каких обстоятельствах она познакомилась с графом В. Храповицким, будущим мужем, неизвестно. Вероятно, вышла замуж в 20 лет. Она любила музыку, увлекалась рисованием. Многое в их имении было сделано по её вкусу. В усадьбе было много цветов, большой птичий двор. Учила музыке крестьянских детей. После многих лет брака, своих детей у супругов так и не было. Храповицкая много занималась благотворительностью. Была попечительницей ночлежного приюта при первом убежище сибирского общества «Ясли». 

 Елизавета Храповицкая часто жила в Петербурге. В её салоне бывали известные люди, среди них молодые писатели, актёры, музыканты. В огромной квартире Храповицких еженедельно собиралось более или менее постоянное общество, состоявшее из молодых образованных людей как дворянского, так и простого звания. «…Новый год была дома, у меня были гости… На днях я давала обед на 18 человек с министрами и их женами…» из письма Храповицкой к подруге Петербург 12 января 1906 года. Именно в этом салоне на Моховой сиамский принц Чакрабон повстречал Екатерину Десницкую. В некоторых источниках утверждается, что первым побывал в салоне Най-Пум, в последствии приведя туда и принца Чакрабона. Так или иначе знакомство состоялось и произошли все последующие события. 

 В 1906г. Принц Чакрабон и Екатерина Десницкая тайно обвенчались в Константинополе. Через некоторое время, уже в Сиаме, принц во всем признался королю. Последовал грандиозный скандал. Король был в гневе. Всё это, не могло, не сказаться на Най-Пуме. Существует версия, что Най-Пум, после женитьбы Чакрабона, вернуться на родину уже не мог. Вернее, мог, но это было бы равносильно самоубийству. Ведь именно ему было поручено присматривать за принцем и уберегать его от соблазнов. О том на сколько все было серьезно говорит тот факт, что, когда всем стало известно о женитьбе принца, последовал приказ арестовать Най-Пума и оставить под стражей в сиамском посольстве в Санкт-Петербурге. В этом положении молодой человек принял самое разумное решение-остаться в Россию, и вовсе не возвращаться на родину. Он падёт императору Николаю II следующее прошение.

 "Его Императорскому Величеству Государю Императору. Най-Пум, поручик сиамского (так в документе) гвардейского драгунского полка. Всеподданнейшее прошение Привезенный в Россию 14-ти лет, я имел счастье удостоиться милостивого попечительства в.и. в-ва, давшего мне возможность в Пажеском в.и. в-ва корпусе окончить курс наук. Оторванный от моей первоначальной родины и привыкнув считать страну, где я нашел такое милостивое отношение, моей истинной родиной, я хотел бы посвятить мои силы и приобретенные познания на дело служения ей и посему осмеливаюсь ходатайствовать пред в.и. в-вом, как о величайшей милости, о разрешении мне вступить в подданные в.и. в-ва. Най-Пум март 1906г". 

 Отчаянное положение Най-Пума, породило отчаянное решение. В Сиаме это вызвало большое неудовольствие. Вот выдержка из телеграммы императору Николаю II от принца Чакрабона - «Прошу в.и. в-во простить меня за смелость, но, будучи всепреданнейшим слугою в. в-ва, считаю своим долгом довести до Вашего сведения, что переход Пума в русское подданство будет принят здесь с большим неудовольствием. Это небывалое в нашей истории событие. Сиамское правительство отправило Пума в Россию с целью воспользоваться впоследствии приобретенными им знаниями. Такой поступок послужит дурным примером другим сиамцам, получающим образование в Европе. Конечно, если переход этот является следствием желания в. в-ва видеть Пума на русской службе, король сейчас же даст на то свое согласие, но не все поймут, что это служит доказательством особой милости и расположения в.в-ва. Зная свою страну, скажу, что этим даже может быть поколеблено личное обаяние в.в-ва, которое так велико здесь. Будучи всей душой предан в.в-ву и ревностным сторонником идеи тесной дружбы между Россией и Сиамом, не могу примириться с тем, что из-за одного лица могут пострадать наилучшие отношения, существующие между обеими странами. Чакрабон».

 По прошествии некоторого времени страсти улеглись. 6 декабря (23 ноября) 1906г. сиамский подданный Най-Пум принял российское гражданство и сменил веру, при крещении получил имя Николай, в честь святого Николая угодник, крестным отцом был император Николай II, крестной матерью Е.И. Храповицкая. Стал называться Николай Николаевич Най-Пум и продолжил свою военную службу корнетом в л.гв. Гусарском Его Величества полку. Вот так сиамец Най-Пум лишился родины. 

 До начала Первой мировой войны о военной карьере Николая Николаевича Най-Пума нет никакой информации. С началом войны он командовал третьим эскадроном лейб-гусар в звании штаб-ротмистра. За отличия в делах против неприятеля был награждён орденом Св. Станислава 2 степени с мечами (18 ноября 1914г.) и орденом Св. Владимира 4 степени с мечами и бантом (17 февраля 1915). Перед революцией получил чин полковника. Най-Пум был популярен среди рядовых за ум и личную храбрость, после революции его переизбрали на командирскую должность в солдатском совете. Николай Николаевич не счел возможным продолжать службу при новой власти и решил остаться верным царской присяге. Оставил полк и вернулся в Петербург. Как говорят, на личной аудиенции у императора, Николай II сказал Най-Пуму - «Уезжайте в ближайшее же время. Это история России. Это не для вас», и Николай Николаевич принял решение покинуть страну. В путь он отправился вместе с Елизаветой Ивановной Храповицкой. Видимо, с 1903г. с момента их знакомства, они продолжали поддерживать тесную связь. 

 В 1910г. в личной жизни Елизаветы Ивановны произошли изменения. Неожиданно её пятидесяти двух летний муж Владимир Семенович влюбился в тридцатилетнюю Марию Александровну Ромейкову (1880–1957 гг.). Она была дочерью начальницы Владимирской женской гимназии и слыла красавицей с тонкими манерами. Свободно говорила по-французски и по-немецки, играла на рояле, прекрасно танцевала на балах. В том же году они уехали в Париж. Елизвавета Ивановна переживала это время, проводя все время в хлопотах по хозяйству. Она то приезжала в имение, то уезжала в городской дом. Затем г-н Храповицкий и г-жа Ромейкова вернулись из Парижа. Их романтическая история закончилась столь же неожиданно, как говорили по желанию со стороны барышни, а спустя несколько лет г-жа Ромейкова вышла замуж за преподавателя гимназии. 

 Жизненные дороги супругов разошлись. Теперь Петербургский адрес Елизавета Ивановна ул. Гоголя 8. В этот же дом, в 1917г., переехал и Най-Пум.

 Сложно сказать, что связывали этих людей. Во многих статьях утверждают, что они были страстно влюблены и ошибочно пишут, что г-жа Храповицкая была молодой, прелестной вдовой гусарского офицера. На самом деле их разница в возрасте составляла более двадцати пяти лет. Тайские авторы называют Елизавету Ивановну названой или крестной матерью Най-Пума. Сама она в своих письмах из эмиграции пишет о нем то как о крестнике, то как о племяннике. Скорее всего два одиноких, больных человека поддерживали друг друга в трудные времена. Как бы то ни было, в эмиграцию Храповицкая и Най-Пум поехали вместе. Российский подданный Николай Николаевич Най-Пум лишился своей второй родины. В апреле 1919г. они были эвакуированы французскими войсками и доставлены из Одессы в Ниццу. Начались тяжелые годы эмиграции.

 Отрывок из альманаха «Муромцево. Между минувшим и грядущим», издание Владимиро-Суздальского музея-заповедника «…Это письма Елизаветы Ивановны французскому археологу и этнографу, исследователю России барону де Баю. С Храповицкими он, вероятно, познакомился в самом начале XX века в Петербурге. А в июне 1921 года с интервалом в 7 дней Елизавета Ивановна отправляет ему из Монте-Карло два письма с мольбой о помощи. «Я нахожусь здесь с 5 мая 1919 года. Я была эвакуирована французами из Одессы 5 апреля 1919 года. Я не смогла взять с собой ничего из своих вещей и, приехав, сразу была доставлена в консульство в Ницце, где несколько преданных друзей пришли мне на помощь. Сейчас мои друзья из России буквально остались без средств к существованию. Я живу вместе со своим крестником, полковником гвардии Николаем Най-Пумом (из Сиама), русским подданным, также оставшимся без средств». Далее Елизавета Храповицкая просит у барона помощи в трудоустройстве Най-Пума. «Имея миллионы в России, здесь я не могу получить ни гроша, ведь денег не хватает даже для того, чтобы открыть небольшое предприятие», - жалуется она. Судя по письму, отправленному через неделю, де Бай сам нуждался в помощи. «Ваше письмо сделало меня поистине несчастной. Я и представить не могла, что Вы были в России с 1914 по 1920 год. Я прекрасно понимаю Ваше физическое и моральное состояние. Я сама была там до 5 февраля 1919 года – три раза нас хотели расстрелять, но, благодаря моему племяннику, датский консул в Москве нас спас». И все же Елизавета Ивановна повторяет свою просьбу о содействии в трудоустройстве Най-Пума. «С момента отречения от трона Его Величества императора, который приходится ему крестным отцом, на меня легла вся ответственность за его дальнейшую судьбу. Я полностью разбита с самого начала революции. Сейчас у нас не хватает денег даже на кусок хлеба… Мы живем в Монте-Карло у моего бывшего дворецкого, который любезно согласился предоставить нам апартаменты всего за 250 франков в месяц. Нигде не отыскать более выгодной цены».

 Во второй половине 1920-х годов Елизавета Ивановна и Най-Пум проживали в городе Ментон под Монако. Отсюда Храповицкая написала в Россию нескольких писем, в том числе революционеру-народнику Николаю Морозову и крестьянам Муромцево с просьбой о материальной помощи. 

 Из них понятно, что жила она небогато, супруге последнего предводителя дворянства приходилось заниматься шитьем и вышивкой для аристократических семей при том, что она постепенно теряла зрение. Николай Николаевич «... служил за ничтожное вознаграждение в Английском банке...». 

 1 мая 1935г. в возрасте 78 лет Елизавета Ивановна Храповицкая скончалась. На кладбище Трабук Най- Пумом была куплена могильная концессия на 15 лет, по истечении этого срока останки Елизаветы Ивановны были перезахоронены в «общий оссуарий»

 После этого, в 1937г., Най-Пум устраивается секретарём к миссис Стоун- Десницкой, вышедшей к тому времени замуж за американца. Из мемуаров её сына Чулы Чакрабона о его визите в Таиланд в сопровождении Най-Пума «...при пересечении границ Таиланда, я заметил, что он неподвижно стоял на палубе корабля и безмолвные слезы душили его горло. Затем он повернулся ко мне и протянул руку… Най-Пум взял меня за руку, и пожал её. Так он выразил свою благодарность, за то, что я привез его обратно в Таиланд. Ведь он не был там более 30 лет..." Известен факт о том, что министерство обороны Таиланда предлагало Най-Пуму преподавать в военной академии, что приравнивалось бы к званию лейтенанта тайской армии. Он отказался-дабы поддержать честь кавалерийского офицера он не может служить меньше, чем в звании полковника. 

 С началом Второй мировой войны миссис Стоун-Десницкая с мужем уезжает в США. Най-Пум решает остаться во Франции. 

 В Париже наступают тяжелые времена немецкой оккупации. Не хватает многих элементарных вещей, особенно угля. Видимо в это время Най-Пум окончательно подрывает свое здоровье.

 В 1947 г. Чула Чакрабон приглашает его в Англию, в свой дом. Най-Пум приезжает туда 17 ноября. Через четыре дня, 21 ноября 1947, полковник Николай Николаевич Най-Пум скоропостижно умирает от сердечного приступа. Могила его находиться на кладбище в близи дома Чулы Чакрабона, в графстве Корнуэлл. 

 Так закончилась жизнь этого удивительного человека с непростой судьбой. Из бедной семьи, незнатного происхождения, одаренный мальчик получил прекрасной образование. Был принят при российском царском дворе, стал крестником императора Николая II. Сделал блестящую военную карьеру-отважно воевал и получил высокие награды. Был свидетелем краха российской императорской семьи и двух мировых воин. При трагических обстоятельствах дважды лишился родины. 

 Таец по рождению, ставший русским по духу.

https://ar-am-at.livejournal.com/382.html